May 4th, 2011

Акция в защиту Химкинского леса в Париже ( + видео)

Так я впервые встретила Женю Чирикову и заново поверила в гражданское общество в России. Она прилетела в Париж первого мая, не на демонстрацию, а на съезд акционеров кампании VINCI, занимающей не последнее место в химкинской истории. Они концессионеры, получают огромный процент прибыли с проекта трассы и отправляют свои денежки в офшоры на Кипре и в Ливане, а также олигарху Ротенбергу, тренеру Путина по дзюдо, и другим друзьям Краба. Женя собственно и приехала с целью разоблачить сеть блатных и неясных структур, стоящую за VINCI в этом проекте. Её задачей было проникнуть каким-то образом на ассамблею акционеров и передать им петицию (под ней больше 20 000 подписей) и, собственно, сами разоблачающие документы (со всей офшорной паутиной).

Сама эта ассамблея проходила 2 мая, в зале Salle Pleyel (зал Плейель). Это такое место рядом с елисейскими полями, 8 округ, кругом пафос и слёзы обречённой буржуазии. Такой пафосный зал на тысячу человек. Попасть на эту ассамблею акционеров человеку с улицы невозможно. Даже для прессы нужно подавать заявку задолго до и иметь особый статус (финансовый журналист, и издание должно быть соответствующей направленности - Le Monde или Figaro хотя бы). Впрочем, была возможность купить акцию - достаточно хотя бы одной - и проникнуть в зал. Но это я понимаю апостериори, а когда мы всё это готовили - за три дня - выбора особо не было. И надежды на то, что на нас обратят внимания, тоже.

В итоге мы скооперировались с Молодыми Зелёными (Les Jeunes Verts), Международной Амнистией (Amnesty International), дружественными левыми интеллектуалами и антиглобалистами и - о как! - Партией Зелёных в Европарламенте (Europe-écologie Les verts). В последний момент с нами списалась Карима Делли, депутат от этой самой партии, и пообещала прийти в условленный час в назначенное место.

Ассамблея начиналась в 15 00, мы были на месте (в кафе неподалёку) уже в 14 30. Когда она пришла, - с опозданием на пятнадцать минут, - я сначала приняла её за студентку из Нантерра, которая любит в свободное время пооккупировать свои университеты: белая вязаная шапка, какие-то невнятные штаны, на лицо полуфранцуженка-полуиндуска. Очень простая и ненапряжная, похожая на добрую маленькую коалу. Она сразу бросилась знакомиться с документами, которые привезла Женя. Я переводила для Жени её комментарии по поводу VINCI: чего и следовало ожидать - репутация компании среди экологистов и думающего народа очень плохая. Они ведут множество проектов, связанных с отмыванием народных денег - и не только в России.

К 15 часам мы всё-таки собрались и двинулись в сторону зала. Нас набралось человек 25, каждый из участников получил символическую зелёную веточку (я до сих пор не знаю, кто из защитников природы рубил дерево для акции). Народ подобрался очень "приличный", в том смысле что к нашей небольшой демонстрации едва ли можно было применить фразу "леваки которым нечем заняться". Тут была Анн Нердрум  из Амнести Интернешнл, уже знакомая вам и мне по акции Солидарность с русскими студентами (проводили у Сорбонны в марте). Были разные эко-деятели, журналисты и сострадающие эмигранты, все весьма зрелого возраста - от тридцати и выше, .не считая меня и Алексея Прокопьева, активиста Молодых Зелёных, франко-русского антиглобалиста.

Рядом с залом Плейель нас ждали 4 полицейских микроавтобуса. Даже смешно - такие почести безобидным защитникам природы во главе с евродепутатом... Где-то за 10 метров до входа в зал, менты перегородили нам проход и окружили нас, зажав между стеной дома и мусорными контейнерами (экологическими, само собой). Чирикова достала свои чудесные плакаты - один из них с мэром Химок (за)Стрельченко в костюме Наполеона, с кровавыми подтёками, как бы стекающими с логотипа VINCI и символизирующими смерть Бабуровой и Маркелова, а также тяжёлую инвалидность Бекетова и Фетисова. Второй плакат символизировал собой билет на самолёт для кампании VINCI из Химок на остров Святой Елены, как бы напоминая о знаменитых приключениях французов в подмосковье.

Окружённые полицейскими, мы фактически не понимали, как продолжать акцию - до входа в зал оставалось 10 метров, чтобы вручить документы представителям VINCI, нужно было как-то убедить ментов и охрану пустить нас внутрь. Тут-то и пришла на помощь Коала, помахав своей волшебной корочкой Евродепутата. Нам понадобилось около двадцати минут на переговоры с представителем префектуры полиции, а также ответственным за какую-то безопасность (что-то типа нашего центра Э на самом деле). Карима была с ними очень снисходительна, как настоящий депутат, и её белая шапка и корочка как бы гипнотизировали начальника охраны. Он всё выяснял и выяснял, а Женя Чирикова вещала в прямом эфире для радио Коммерсанта, постила прямиком в твиттер с горячей точки, созванивалась с товарищами из Химок, улыбалась и удивлялась - почему такие добрые менты.

Было приятно, что к нам периодически подходили эммигранты и благодарили Женю за то, что она делает. Представители Международной Амнистии были тоже очень рады видеть Чирикову, и обещали ей, что если гадские эшники попытаются лишить её детей, Амнистия устроит им такой разнос что они вылетят мигом со своих должностей, и это только минимум, на который Амнистия способна во имя защиты химкинских  борцов за справедливость. Тем временем, корочка Каримы Дэлли дала свои плоды. Начальники какой-то безопасности пустили нас втроём - Кариму как депутата, Женю Чирикову как лидера движения, ну и меня - как переводчика, который всё время мерзко фотографировал милиционеров и профессионально снимал из-под шарфа на мыльницу. 

Мы вошли в зал в сопровождении Какого-то Дяди (это был уже другой начальник какой-то совсем другой безопасности). В холле нас встретил месье Дюпра (Duprat), директор по связям с общественностью кампании VINCI, со своим помощником и ещё с Каким-то Дядей (который видимо охранял Дюпру). Карима Дэлли, всё ещё в шапке и с куском дерева в руке, стала произносить речь за природу и планету, за Химки, за народный гнев и справедливость. Дюпра слушал, помощник и телохранитель тоже слушали. Телохранитель жевал жевачку. Дюпра кивал головой. Потом заговорила Женя, а я переводила. Они Женю слушали, кивали головой, а когда я переводила, то они очень трогательно и снисходительно улыбались - типа девочки волнуются, надо дать им высказаться.

Женя сказала им, что VINCI имеет представительство в ООН, Global Compact. И что у них есть Хартия (принципы кампании), и что по этой Хартии они не имеют права участвовать в проектах, которые нарушают экологические нормы, а также законы любого из государств (напоминаю, проект химкинской трассы составлен с нарушениями земельного и лесного кодексов). К тому же, VINCI по этическим принципам не может участвовать в нацистских и расистских проектах (напоминаю, что шеф кампании-подрядчика ТЕПЛОТЕХНИКА нанял скинов для избиения экологической вахты и журналистов). Женя также напомнила, что существует 11 альтернативных проектов трассы,которые предполагают возможность построить её в обход леса, а также с меньшей затратой средств.

Господин Дюпра ответил, что VINCI не имеют никакого отношения к выбору места для трассы, что это - дело рук Путина и Медведева, и VINCI начнут реально участвовать в проекте только после первого этапа - вырубки леса. Пока что они ничего сделать не могут. О существовании альтернативных проектов они слышат впервые и сомневаются в их реальности. Женя конечно не растерялась, очертив  в двух словах ситуацию в России: нарушение властями и ментами прав человека, нарушение Конституции РФ и законов всевозможных кодексов,  преследования и убийства политических активистов, адвокатов, журналистов, тотальный террор мутантов из центра Э, отсутствие свободы собраний, прессы и самовыражения. Женя объяснила Дюпре, что международные коропорации используют эту ситуацию в России для того чтобы безнаказанно, в сговоре с президентом и премьером, распиливать народные ресурсы. 

А Дюпра кивал, а телохранитель жевал жевачку, а Фетисов до сих пор не может ни говорить, ни двигаться, после того как об его голову разбили бейсбольную биту, а Бекетову вырезали треть мозга - треть его мозга, которая весит в три раза больше чем мозги Дюпры, помощника и телохранителя вместе взятых. И тут Дюпра видимо что-то почувствовал, какой-то метафизический забытый зуд совести. И когда мы его спросили, возьмёт ли он документы - петицию с 20 000 подписей и независимое исследование о коррупции и офшорах VINCI, - он вдруг ответил что да. И взял. Карима потребовала с него слово, что он передаст документы прямо в руки президенту VINCI или хотя бы совету директоров. Он ответил что да. А потом она переспросила ещё раз, и он сказал - я же уже вам говорил, что да. Врёт гад, ведь не передаст нифига. И тогда Карима сказала ему, что остаётся с ними в контакте, и что будет следить за этим делом. А через пять минут Женя уже давала интервью на Эхо Москвы, в прямой эфир, и на всю большую страну Россию прозвучала вся эта удивительная дюпра и её обещания.

я не знаю сейчас, попадут ли документы в руки нужным людям. Уже через час после акции мне позвонила журналистка из Le Monde, Изабель Рей, которой удалось попасть на саму ассамблею акционеров и которая смогла-таки задать вопросы про Химки. Ей говорят - что вы, что вы, никаких альтернативных проектов быть не может. Как мы можем повлиять на проект? Как мы можем остановить вырубку леса? Мы - всего лишь инструмент в руках вашего правительства. Ну-ну... скальпель смерти, вырезающий мозг..

 


Здесь фото: http://s1125.photobucket.com/albums/l582/lotus-a-paris/